Главная страница -    Леонид Кипарисов.  Живопись, проекты.    Head Page -   Leonid Kiparissov. Painting.

 

"Книга Былин" в настоящее время представляет собой несколько экземпляров, напечатанных цифровым способом. Формат 22х26 см, 200 страниц, мягкая обложка. Редакция и дизайн оформления - мои.

Книга содержит 24 былины, относящиеся к т.н. киевским былинам, перепечатанные из раритетного собрания крупнейшего собирателя и популяризатора русской старины Василия Петровича Авенариуса - "Книга былин" (издательство Ступина, Москва, 1905 год). Орфография текстов сохранена оригинальная с твердыми знаками и ятями. Тексты Авенариуса представляют собой лучшие избранные русские былины, временными и личностными связями соединенные в одну общую народную эпопею о киевском князе Владимире Солнышке и  богатырях: "младших", собирающихся при дворе князя на "почестен пир" - Илье Муромеце, Добрыне Никитиче, Михайло Потыке, Алеше Поповиче, Настасье Микуличне и др., и "старших", богатырях прежней кочевой жизни: Вольге Всеславьиче, Микуле Селяниновиче, Святогоре.

Книга содержит около 200 цветных и черно-белых иллюстраций, нарисованных мною, и показывающих богатырей такими, какие они, вероятнее всего, и были. Не в американизированной традиции, с широченными плечами монстра и арбузными бицепсами, а в нашей русской традиции, как Иван Поддубный и Федор Емельяненко - масса, сконцентрированная в компактной форме, как стальное ядро, несокрушимое и всесокрушающее.

Также книга содержит предисловие художника, комментарии, включающие в себя некоторые тексты Авенариуса, и словарь былинных слов.

       

 Предисловие художника

    Одной из первых прочитанных мною в детстве книг была “Книга былин” Авенариуса - тяжелый истертый том в тисненом переплете. Я помню, как на меня, пятилетнего мальчика, дохнуло с его страниц чем-то совершенно необыкновенным, недетским, несоветским, чем-то, чему я не знал названия: загадочные слова, загадочные буквы, сам стих, непривычный и загадочный, сюжеты, несопоставимые ни с чем вокруг. Тихий Дунай Иванович убил свою жену в день свадьбы. Почему? Рассказчик не описывает мотивы, не дает оценку поступку, не осуждает, ничему не учит - просто излагает события. Другой мир.

    Взрослея, наблюдая окружающую жизнь и прислушиваясь к собственным устремлениям, я обнаружил много сходства с былинными историями. Много поживший и много повидавший Святогор из любопытства влезает в гроб, чудесным образом оказавшийся у него на дороге, и погибает - всем нам знакомо губительное любопытство. А выехать в “чисто поле” на поиски приключений (в былинах есть специальный для этого термин - поляковáть), ударить незнакомого богатыря палицей, чтобы отведать, кто круче, кто сильнее - как это по-русски! Или, вот, выбор, камень на перепутье трех дорог: “где женату быть”, “где богату быть” и “где убиту быть”. Представьте себе героя “Тысячи и одной ночи” или древнегреческого эпоса перед таким выбором - они выберут принцеесу или сокровища, но не таков наш богатырь Илья Муромец, он без колебания выбирает “где убиту быть”. Почему? Потому, что больше загадки, больше опасности, больше риска, ставка выше - человеческая жизнь, “буйна голова”. Еще есть похвальба, русское качество. В былинах оно не трактуется как отрицательное, наоборот, богатырская похвальба реальными заслугами поощряется, наказуемо пустое хвастовство. Ставра Годиновича посадили в тюрьму по подозрению в том, что хвастался на честном пиру несуществующими достоинствами своей молодой жены, но, когда Василиса Микулична приехала в Киев и своим поведением доказала, что ее муж говорил чистую правду, князь Владимир выпустил Ставра на свободу и пожаловал его правом беспошлинной торговли в Киеве за его “за похвальбу великую”. А в другой былине Алеша Попович самонадеянно похвастался победить любую “силу, хоть небесную” - в результате погибли вообще все главные киевские богатыри, перевелись богатыри, в один час превратились в камни. А какая увлекательная у богатырей личная жизнь! Она отнюдь не заканчивается свадьбой счастливых влюбленных, наоборот, часто истории только начинается после свадьбы. “...Захотела Марья Лебедь Белая поискать над мужем мудрости: с вечера ли расхворалася, ко полуночи ли разболелася, а ко утру и переставилась...” - какова завязка - мудрости поискать над мужем! А Алеша Попович млад решил отбить жену у Добрыни Никитича млада, когда тот был в отъезде, и почти удалось, а ведь они братья названые, крестовые. А чего стоят богатырские кони! Шерсть у них трех пядей, грива трех локтей, и крылышки подкожные (чтобы перелетать препятствия), а еще каменья самоцветные вставлены между ушей, чтоб “в осенней темной ноченьке” освещать дорогу аж на три версты.

    В молодости, общаясь с прекрасными девушками и достигая тех сокровенных минут, когда они просят: “расскажи что-нибудь...”, - я никогда не отнекивался, не говорил: ”да, я не знаю про что рассказать, вот, если ты мне скажешь про что, вот, тогда...” - нет, я всегда рассказывал былины и неизменно имел успех. Язык былин красив и выразителен. Выразителен настолько, что значения некоторых ныне вышедших из употребления слов узнаются нами по их звучанию. Вот, например, словечко: приужáхнуться - “сердечко приужáхнулось”. Или про Илью Муромца: “...Со всех сторон его старого облáвили, хотят его старого огрáбити...” - видно, что разбойники проворны, но чувствуется, что ничего у них не получится - ведь это Илюша Муромец, если он выстрелит из лука разрывчатого в дуб кряковистый, так дуб разлетится на черенки ножóвые. А это про Святогора: ”Встрепенулося сердце молодецкое, заиграла силушка по жилочкам, так вот живчиком и переливается...” У каждого былинного героя свои особенности речи, свои словечки, свой темп. Вот, например, воровская риторика Соловья разбойника: (князю Владимиру) “Не у вас сегодня хлеба кушаю, так не вас сегодня и послушаю! Я сегодня кушал у Ильи у Муромца, одного Илюшу и послушаю”. Традиционно, былины не записывались, а запоминались на слух. Часто сказители были неграмотны (при том, что их герои, былинные богатыри, были грамотны, и, более того, грамотность считалась одним из необходимых богатырских качеств). Сказитель мог варьировать тексты, сообразуясь со своими пристрастиями и вкусами публики, поэтому, передаваясь из поколения в поколение, былины впитывали в себя мысли и представления о красоте русского слова, как исполнителей, так и слушателей.

    Впервые тексты русских былин (московских*) были записаны англичанином Ричардом Джеймсом в начале XVII века. В начале следующего, XVIII века, Киршей Даниловым были записаны наиболее известные киевские и новгородские былины. Былины киевские, хотя и самые многочисленные, к середине XIX века представляли собой разрозненные истории, часто неполностью сохранившиеся, но являющиеся несомненно частями большой напродной эпопеи. Василий Петрович Авенариус (1839-1923) поставил себе задачу объединить разрозненные киевские былины в целостную картину. Он собрал наиболее полные тексты былин, выбрал лучшие варианты, расположил их в вероятностно-хронологической последовательности, определил временные и личностные связи между героями. В результате получился былинный богатырский мир с центром в стольном граде Киеве на “честнóм пиру” князя Владимира. В своей работе Авенариус использовал как труды своих коллег собирателей и популяризаторов старины - П.В.Кириевского, П.Н.Рыбникова, А.Ф.Гильфердинга, так и личное общение с современниками-былинными сказителями. Записи Авенариуса донесли до нас имена лучших рапсодов своего времени, крестьян деревни Серёдки, Кижской волости, Олонецкого уезда: Трофим Григорьевич Рябинин, Леонтий Богданович**, Илья Елустафьев, Игнатией Андреев. Лучшими сказителями, как правило, оказывались не профессиональные исполнители, промышляющие своим пением, а занимающиеся им как истинные художники, из любви к искусству. Чаще всего это были зажиточные крестьяне, по замечанию Гильфердинга: “былины, по-видимому, укладываются только в таких головах, которые соединяют природный ум и память с порядочностью, необходимою и для практического успеха в жизни”. В 1875 году Авенариус издал “Книгу о киевских богатырях”, которая пользовалась огромной популярностью и неоднократно переиздавалась в дореволюционное время. Одно из дополненных переизданий (“Книга былин”, 1905 г., Издательство А.Д.Ступина, Москва) и оказалось той книгой, которая произвела на меня в детстве такое сильное впечатление.***

    Конечно, у меня, художника, появились мысли о том, как выглядели былинные богатыри. Былинные герои - это не сказочные персонажи, все они в той или иной степени имеют реальные прототипы: Владимир Солнышко - князь Владимир Святославович (Владимир Святой), княгиня Апраксия - Рогнеда, Илья Муромец - Илия Муромец Печерский. Поэтому и я свои представления о внешности былинных богатырей связывал со зрительно известными мне русским богатырями ХХ-ХХI века: чемпионом мира по французской борьбе Иваном Поддубным, признанным силачом и непобедимым кавалеристом Семеном Будённым, олимпийским чемпионом по тяжелой атлетике Василием Алексеевым, чемпионом мира по смешанным единоборствам и боевому самбо Федором Емельяненко - между ними легко заметить сходство, это не высоченные монстры с широченными плечами и арбузными бицепсами, нет, это масса, сконцентрированная в компактной форме, обладающая огромным импульсом, как стальное ядро, несокрушимое и всесокрушающее. И сейчас у вас, читатель, есть прекрасная возможность погрузиться в мир, где действуют эти стальные и чугунные ядра, ведомые благородством и справедливостью, любопытством и хвастовством, коварством и хитростью. Тексты этой книги воссозданы точно по “Книге былин” Авенариуса, его же тексты частично использованы при составлении “Примечаний” и “Словаря” в конце книги. Орфография сохранена оригинальная, с ъ и ѣ, чтобы вы получили настоящее полновесное удовольствие.
 

* Исследователи условно разделяют русские былины по месту и времени действия на: киевские (кн.Владимир, Илья Муромец, Добрыня Никитич, Святогор), новгородские (Василий Буслаев, Садко), московские (Иван Грозный, Борис Годунов), казацкие (Стенька Разин, Ермак), петровские и др.

** Вот как описывает П.Н.Рыбников, застигнутый непогодой на пустынном острове в Онежском озере на постоялом дворе, встречу с Леонтием Богдановичем (1860г.): “ <...>Я улегся на мешке около тощего костра, заварил себе чаю в кастрюле, выпил и поел из дорожного запаса, и, пригревшись у огонька, незаметно заснул. Меня разбудили странные звуки: до того много я слыхивал и песен, и стихов духовных, а такого напева не слыхал. Живой, причудливый и веселый, порой он становился быстрее, порой обрывался и ладом своим напоминал что-то стародавнее, забытое нашим поколением. Долго не хотелось проснуться и вслушаться в отдельные слова песни: так радостно было оставаться во власти совершенно нового впечатления. Сквозь дремоту я рассмотрел, что в шагах в трех от меня сидят несколько крестьян, а поет-то седатый старик с окладистою, белою бородою, быстрыми глазами и добродушным выражением в лице. Присоседившись на корточках у потухшего огня, он оборачивался то к одному соседу, то к другому, и пел свою песню, перерывая ее иногда усмешкою. Кончил певец и начал петь другую песню: тут я разобрал, что поется былина о Садке-купце, богатом госте. Разумеется, я сейчас же был на ногах, уговорил крестьянина повторить пропетое и записал с его слов. Стал расспрашивать, не знает ли он еще что-нибудь<...>”

*** Василий Петрович (Вильгельм) Авенариус был незаурядной личностью. Сын лютеранского пастора, он служил в министерстве народного образования, а впоследствии в министерстве внутренних дел. По своим взглядам Авенариус был убежденным антиреволюционером и монархистом. В 1865-67 годах он опубликовал антинигилистические повести “Современная идиллия” и “Поветрие”, встретившие резкое осуждение литературных критиков, симпатизировавших модным революционным настроениям того времени. После этого Василий Петрович сосредоточился на литературе для детей, где и достиг известности, многие его произведения были рекомендованы для обязательного чтения в гимназиях, а его собрания былин в первые годы ХХ века переиздавались каждые два-три года. Впоследствии, вероятно, советские литературоведы переняли от критиков-разночинцев этафету неприязни к писателю, в советское время его книги ни разу не переиздавались, имя Авенариуса даже не упоминалось среди имен собирателей русской старины, а читатели не имели представления о существовании свода наиболее красивых и поэтичных вариантов русских былин.

     Леонид Кипарисов   kipariss@mail.ru 

Лекция "Былинный Мир. Основные закономерности"

Чтение былины "Алеша Попович" с комментариями

Иллюстрации:

Былина "Первый бой Добрыни Никитича со Змеем Горынычем"        

Былина "Три поездочки Ильи Муромца"

 

 

На главную страницу сайта:

 

 

 

 

 

                

Каталог сайтов - Refer.Ru                        Рейтинг@Mail.ru